Главная страница > Рубинштейн А. > Демон

Демон



Опера в трех актах (шести картинах)

Либретто П. А. Висковатова

Действующие лица:

Князь Гудал бас
Тамара, его дочь сопрано
Няня Тамары контральто
Князь Синодал, жених Тамары тенор
Старый слуга князя Синодала бас
Гонец тенор
Демон баритон
Ангел контральто
 

Хоры злых и добрых духов, грузин и грузинок, гостей, татар, слуг, монахинь.

 

Место действия: Грузия.

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

К созданию оперы «Демон» Рубинштейн приступил в конце 1871 года. Либретто было написано известным в то время биографом и исследователем творчества М. Ю. Лермонтова П. А. Висковатовым (1842—1905). Увлеченный поэмой Рубинштейн писал оперу с лихорадочной быстротой. Она была закончена в три месяца и представлена в дирекцию Мариинского театра в Петербурге. Вслед за этим последовал трехлетний период ожидания постановки, и лишь 13 (25) января 1875 года опера увидела сцену.

В поэме Лермонтова (1841) Рубинштейна привлек романтически мятежный образ Демона. В опере он предстает как сильная, глубоко противоречивая натура. Воплощая этот сложный, многогранный образ, композитор подчеркнул его трагическую обреченность и одиночество. Образ Тамары в опере исполнен душевной чистоты. Композитор показывает его в развитии — от детской непосредственности и безмятежного покоя через смятение и душевную борьбу к любви, полной самоотречения.

СЮЖЕТ

Действие первое

Кавказский пейзаж. Слева, среди гор, – замок грузинского князя Гудала, справа видна река. Темно. Буря в горах. На фоне неба, озаряемого вспышками молний, одиноко вырисовывается фигура Демона. Он радостно внимает разбушевавшейся стихии разрушения и борьбы. Поют хоры духов ада, ветров и скал и хор небесных сил. Но вот буря стихает. Демон с презрением вслушивается в многоголосый хор пробуждающейся природы. Он ненавидит мир, населенный ничтожествами, пресмыкающимися перед творцом вселенной. Он говорит, что если он захочет, то «разнесет леса и рощи ураганом, водой равнины наводнит и небо затянет туманом».

Появляется озарённый ярким светом Ангел. Он призывает Демона к любви и всепрощению. Только любя и прощая, он сможет вернуться в рай. Но Демон отвергает эти призывы. Ему не нужен покой райской обители: он жаждет борьбы и страстей. Ангел продолжает уговаривать его бросить свою гордыню и проникнуться любовью. Со словами: «Помни, до того, что небу мило, не касайся ты, смотри!» – он исчезает. Демон говорит ему вслед: «Грози мне, раб бесстрастный, я борьбы хочу, смотри ж и ты!» и скрывается.

Из замка князя Гудала на берегу Арагвы спускается группа девушек к реке за водой. Среди них прекрасная дочь Гудала Тамара. Тамара шутливо упрекает подруг, что они не подождали её и заявляет им, что скоро уже не будет ходить с ними за водой, так как выходит замуж. Невидимый ими, появляется на скале Демон. Он поражен чистой красотой Тамары. Непонятная тоска вдруг овладевает девушкой, она жалуеься, что е не по себе и трудно дышать; она чувствует присутствие Демона. Няня старается развлечь Тамару, рассказывает ей про жениха Синодала, который завтра должен прибыть к ним с богатыми дарами. При воспоминании о Синодале Тамара оживляется и делается снова весёлой, ей хочется как можно скорее увидеться с любимым женихом, по которому она уже соскучилась. Внезапно на скале вновь появляется Демон и, обращаясь к Тамаре, говорит ей о своей любви:

Дитя, в объятиях твоих
Воскресну к новой жизни я.
Люби меня!
Другому не отдам тебя.
Тебя я, вольный сын зефира,
Возьму в надзвёздные края,
И будешь ты царицей мира,
Подруга вечная моя!

Тамара в смущении всюду оглядывается и, заметив Демона на скале, остаётся поражённой и неподвижной. Демон исчезает. Тогда Тамара испуганно рассказывает подругам о своём видении. Подруги всячески её успокаивают. Но Тамара продолжает бояться, что незнакомец опять предстанет перед ней. Нян зовёт её домой, девушки берут кувшины и с песней уходят в замок. Тамара медленно идёт за ними и, оглядываясь на скалу, задумчиво повторяет последние слова Демона: «И будешь ты царицей мира, подруга вечная моя!..»

Действие второе

Дикая местность в горах. На скале часовня. Молодой князь Синодал спешит к невесте. Буря задержала его караван, и сегодня ему не дойти до замка Гудала. Спускается ночь. В диком ущелье, у старой заброшенной часовни, караван останавливается на ночлег. Князь приказывает старому слуге снарядить к Гудалу и невесте гонца, чтобы сообщить о том, что он лишь в полдень приедет к ним на брачный пир. Лагерь засыпает. Лишь Синодал сидит в задумчивости. Его мысли устремлены к Тамаре. Он жалеет о том, что не может ускорить свой приезд и раньше увидеться с любимой невестой, так как путь его каравану загородил обвал; кроме того, и люди, и кони его нуждаются в отдыхе и ночлеге. Между тем, как бы ему хотелось бросить караван и, обернувшись соколом, полететь к прелестной Тамаре, которая ждёт его и не может дождаться! Старый слуга уговаривает князя не кручиниться. Прочие слуги наливают в кубки вино и громко приветствуют своего князя. Их останавливает старый слуга, говоря, что это место недоброе и кричать здесь нельзя. Показывая на часовню, он рассказывает, что в ней похоронен убитый из мести предок князя Синодала, что проезжающие мимо путники всегда молятся в этой часовне, чтобы Бог избавил их от зла и напастей. То же самое он советует сделать и Синодалу, но тот отказывается, обещая сходить на молитву завтра перед выступлением их в путь, и велит всем лечь отдохнуть. Караван, напевая песню про «ноченьку», скоро засыпает. Один князь не может заснуть: он хочет молиться, но молитва не идёт на ум. Его глазам представляет красавица-княжна, которая скоро будет принадлежать ему.

Но вот и князя одолевает сон. На скале возникает мрачная фигура Демона. Он извещает, что князю уже не видать Тамары и что враг его, скрывающийся в ночной тьме, «тут как тут». Затем Демон, никем не замеченный, исчезает.

С разных сторон появляются ползущие, угрожающие фигуры осетин. Вбегает старый слуга, будит князя и бьёт тревогу. Завязывается неравный бой. Спутники князя частью перебиты, частью вынуждены к отступлению. Сам князь смертельно ранен. Он спрашивает своего старого слугу, останется ли он в живых или умрёт, и просит прямого ответа. Верный слуга отвечает, что ему не прожить и до зари. Появляется Демон. Князь сначала испуганно спрашивает слугу: «Кто это? Кто там стоит?», а затем с криком: «Князь святой защитит! Никогда никому не отдам я её!» бросается вперёд, но падает. Князь умирает, ему представляется любимая Тамара, с её именем на устах он навеки закрывает глаза. Оставшиеся в живых слуги князя опускаются на колени около трупа своего хозяина.

Действие третье. В замке Гудала все готово для свадьбы. Гости и родные в ожидании выхода невесты и прибытия жениха славят храброго Гудала и его красавицу дочь. Ждут лишь жениха. Старый князь выводит к гостям одетую в подвенечное платье Тамару. Гонец сообщает, что вскоре должен прибыть Синодал. Гудал предлагает тост за князя и княжну. Начинаются танцы. Грузинская молодёжь танцует лезгинку.

В самый разгар пляски неожиданный шум и крики нарушают веселье. Гудал и некоторые из мужчин уходят, вдали все ближе слышны возгласы: «Горе!» Тамара, предчувствуя беду, бросается к двери, но подруги удерживают её. Вносят тело убитого князя и кладут его на тахту. Тамара поражена горем. Возвращается Гудал со старым слугой Синодала. На вопрос Гудала, как убит князь, старик отвечает, что он был подстережён осетинами в ущельи. Тамара в отчаянии срывает с себя украшения и просит похоронить её вместе с Синодалом. Гудал увещевает её с верой нести свой крест и покориться судьбе. Тамара отвечает, что у неё больше нет цели в жизни и с рыданием бросается на труп. Гости в молитве преклоняют колени.

В это время Тамара снова слышит голос Демона. Он обращается к Тамаре со словами утешения и любви. Тамара с трепетом внимает его словам:

Не плачь, дитя, не плачь напрасно!
Твоя слеза на труп безгласный
Живой росой не упадёт!..
Он далеко, он не узнает,
Не оценит тоски твоей.
Небесный свет теперь ласкает
Бесплотный взор его очей;
Он слышит райские напевы…
Что жизни мелочные сны,
Что стон и слёзы юной девы
Для гостя райской стороны?
Тебя я, вольный сын эфира,
Возьму в надзвёздные края,
И будешь ты царицей мира,
Подруга вечная моя!

Тамара узнает голос незнакомца, которого она видела на скале. Девушка несказанно встревожена. Гудал приказывает поскорее унести от неё тело князя. Няня просит не тревожить Тамару и оставить её на время одну, чтобы она могла отдаться сну, который её подкрепит. Все уходят. Тамара ложится на тахту. У её изголовья снова появляется Демон. Он шепчет ей слова любви и напевает следующую арию:

На воздушном океане
Без руля и без ветрил
Тихо плавают в тумане
Хоры стройные светил.
Средь полей необозримых
В небе ходят без следа
Облаков неуловимых
Волокнистые стада.
Час разлуки, час свиданья
Им ни радость, ни печаль;
Им в грядущем нет желанья
Ты о них лишь вспомяни,
Будь к земному без участья
И беспечна, как они!

Тамара спрашивает его, кто он: посол или ангел-небожитель? Вместо ответа Демон нежно говорит ей:

Лишь только ночь своим покровом
Верхи Кавказа осенит,
Лишь только мир, волшебным словом
Заворожённый, замолчит,
Лишь только месяц золотой
Из-за гор украдкой взглянет,
К тебе я стану прилетать,
Гостить я буду до денницы
И на шелковые ресницы
Сне золотые навевать!

Затем Демон исчезает. Входят Гудал, няня и все прочие. Тамара, обращаясь к Гудалу, говорит, что её преследуют какие-то чары и искушения и умоляет отпустить её в монастырь. Гудал слышать не хочет об этом и просит пощадить его старость. Но когда старый слуга, а за ним все остальные начинают уговаривать его исполнить её просьбу, он со слезами отпускает её, прося не забывать, что старик-отец с нетерпением будет ждать её возвращения. Тамара, рыдая, прощается со всеми и уходит, бросая последний взгляд на отца; за ней уходит старый слуга и все женщины. Гудал в глубоком горе садится на тахту. К нему подходит гонец и уговаривает отомстить за предательскую смерть князя Гудала. Князь Гудал соглашается с его словами и предлагает товарищам князя кликнуть клич, собрать войско и жестоко отомстить убийцам-осетинам. Все присутствующие выхватывают шашки и убегают с воинственными криками.

Действие четвёртое

Картина первая. Ночь. Спит монастырь. Сторож колотит в доску. Освещено лишь окно кельи Тамары. Появляется Демон. Любовь преобразила его. В нем ожили угасшие чувства. Ему уже не дороги ни власть, ни бессмертие, ни свобода; прежняя жизнь ему ненавистна. Он жаждет испытать человеческое счастье. С тайным трепетом приближается Демон к монастырю, но путь ему преграждает Ангел. Он запрещает Демону переступать порог его святыни. Демон отвечает: «Здесь больше нет твоей святыни, здесь я владею, я люблю!» и с криком «Она моя!» бросается в монастырь. Ангел, кинув печальный взгляд в окно Тамары, с поникшей головой медленно удаляется.

Картина вторая. Келья Тамары. Направо – узкий вход в молельню, освещённый лампадой. У открытого окна задумчиво стоит Тамара. Монастырь не принес девушке желанного успокоения. И здесь ее неотступно преследует образ таинственного искусителя. С тихой грустью она поёт:

Ночь тепла,
Ночь тиха,
Не могу я уснуть,
Неотвязной мечтой
Занята.
Кто бы он был?
Захочу ль
В храме я
Помолиться святым,
А молюся ему.
Кто бы он был?
И он там
Предо мной,
Или скользит
Без следа…
Кто бы он был?
И всегда
Слышу я
Голос страстных речей.
И зовёт он меня;
Но куда…
Шепчет он,
Говорит:
«Подожди, я приду».
И я жду
Уж давно…
Кто бы он был?

Неожиданно лампада гаснет, Тамара видит в келье Демона и спрашивает его: «Кто ты… молви…» Демон, отвечая ей, говорит ей о своих страданиях, жажде обновления и любви, которая заставила возненавидеть зло:

Я тот, которому внимала
Ты в полночной тишине,
Чья мысль душе твоей шептала,
Чью грусть ты смутно отгадала,
Чей образ видела во сне.
Я тот, чей взор надежду губит,
Едва надежда расцветёт,
Я тот, которого никто не любит
И всё живущее клянёт;
Я – бич рабов моих земных,
Я – царь познанья и свободы,
И видишь – я у ног твоих,
Тебе принёс я в умиленьи
Молитву тихую любви,
Земное первое мученье
И слёзы первые твои…

Тамара находит его речь опасной и спрашивает, чего он хочет от неё. Демон отвечает, что одна лишь она может возвратить его небесам, что, одетый покровом её святой любви, он снова предстал бы там, как новый ангел. Он говорит, что любит её нездешней любовью, и просит понять его страданья. Тамара жалеет его, но боясь, что он обманывает её, просит дать ей клятву в том, что отныне он отречётся от злых стяжаний. Демон клянётся:

Клянусь я первым днём творенья,
Клянусь его последним днём.
Клянусь позором преступленья
И вечной правды торжеством.
Клянусь паденьем, горькой мукой,
Победы краткою мечтой,
Клянусь свиданием с тобой
И вновь грозящею разлукой.
Клянусь небом я и адом,
Земной святыней и тобой,
Клянусь твоим последним взглядом,
Твоею первою слезой,
Незлобных уст твоих дыханьем,
Волною шёлковых кудрей,
Клянусь блаженством и страданьем,
Клянусь любовию моей!

В заключение Демон уверяет, что хочет примириться с небом и уверовать в добро. В это время слышится молитвенное пение вставших от сна монахинь.

Тамара пытается побороть растущее чувство любви и умоляет Демона оставить её. Но речь Демона звучит все более страстно, горячо. Тамара, изнемогая в борьбе, молится и просит заступничества у Бога, но, слабея, падает в объятия Демона. Демон приникает к ее устам страстным поцелуем. Тамара тут же падает мертвой. Злой дух торжествует: он овладел чистой душой девушки. Но торжество его преждевременно: из молельни показывается Ангел добра и объявляет, что он принёс Тамаре прощение, потому что она «любила и страдала и рай открылся ей для любви». Ее душа принадлежит небу. Погибла последняя надежда Демона. Снова он один в мире, один со своей тоской и ненавистью. Демон восклицает: «Опять я сир! Опять один!» и с проклятиями проваливается сквозь землю. Раздаётся страшный удар грома. Монастырь рушится. Хоры ангелов возносятся к небу с телом Тамары. Апофеоз.

Комментировать

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.