Главная страница > Вагнер Р. > ГИБЕЛЬ БОГОВ

ГИБЕЛЬ БОГОВ



Третий день тетралогии «Кольцо нибелунга» в трех актах (пяти картинах) с прологом

 Либретто Р. Вагнера

 Действующие лица:

Зигфрид тенор
Брунгильда, жена Зигфрида сопрано
Вальтраута, ее сестра, валькирия меццо-сопрано
Гунтер бас
Гутруна, его сестра сопрано
Хаген, их сводный брат бас
Альберих, нибелунг (карлик), отец Хагена бас
Три норны, богини судьбы сопрано и альт
Три дочери Рейна сопрано и альт
 

Вассалы Гунтера.

Действие происходит на берегу Рейна в сказочные времена.

СЮЖЕТ

Ночью на скале на берегу Рейна три норны прядут нить судеб мира. Близится конец власти богов: верховный бог Вотан в своем замке Валгалле, окруженный богами и героями, ждет последнего дня. Его гибель предопределена целой цепью преступлений; и первое из них — похищение золотого кольца у нибелунга Альбериха. Когда-то, чтобы сковать из золота Рейна это кольцо, дающее несметные богатства и власть над миром, Альберих отрекся от любви. Теперь над кольцом тяготеет страшное проклятье, несущее гибель всякому, кто захочет им обладать. Внезапно нить судеб рвется — вещему знанью норн пришел конец; они исчезают во мраке. Восходит солнце. Зигфрид прощается с Брунгильдой. Жажда странствий и познания мира, что привела его к окруженной пламенем скале, где покоилась погруженная в волшебный сон валькирия Брунгильда, теперь влечет Зигфрида в широкий мир. Надев жене на палец золотое кольцо — залог любви, он отправляется вниз по Рейну. Река выносит Зигфрида к замку Гибихунгов — там живет Гунтер, его сестра Гутруна и брат по матери мрачный, угрюмый Хаген. Гунтер предлагает герою гостеприимство и дружбу. Гутруна подносит Зигфриду рог с вином — и он мгновенно забывает о своем прошлом: коварный Хаген наполнил рог напитком забвения. Теперь Зигфрид мечтает лишь о Гутруне. Гунтер согласен с ним породниться, но пусть Зигфрид раньше добудет ему в жены прекрасную валькирию Брунгильду: ведь только неустрашимый герой может пройти сквозь огненный вал, окружающий скалу валькирии. Скрепив свой союз клятвой кровного братства, Зигфрид отправляется в путь — волшебный шлем, что он добыл вместе с сокровищем нибелунгов, убив охранявшего их дракона, позволит ему принять облик Гунтера. Хаген, торжествуя, ждет их возвращения. Его план близок к осуществлению: обманутый Зигфрид привезет Гунтеру свою собственную жену, а ему, Хагену — золотое кольцо, и он станет властелином мира.

А в это время Брунгильда, полная мыслями о Зигфриде, любуется кольцом. Напрасно прилетевшая сестра-валькирия молит ее вернуть кольцо дочерям Рейна,— только это может спасти от гибели ее отца Вотана и всех богов, — Брунгильда не хочет расстаться с подарком супруга. Вдруг у огненного вала возникает фигура витязя. Брунгильда бросается навстречу, ожидая увидеть Зигфрида, — и в ужасе отступает: перед ней стоит незнакомый воин в золотом шлеме, который называет себя Гунтером. После недолгой борьбы он сильной рукой срывает с пальца Брунгильды кольцо и уводит ее с собой.

В ночном мраке спящему Хагену является его отец — нибелунг Альберих. Когда-то он обманом и насилием овладел смертной женщиной, чтобы сын помог ему в борьбе с богами за власть над миром. Теперь золотое кольцо в руках Зигфрида, но он не знает его волшебной силы. Хаген должен погубить Зигфрида — и тогда Альберих станет властелином мира. С восходом солнца нибелунг исчезает. Слышен радостный голос возвратившегося Зигфрида. Хаген трубит в рог, сзывая вассалов — пора готовиться к свадьбе. Торжествующий Гунтер приводит Брунгильду. Она в смятении видит Зигфрида, который не узнает ее и страстно обнимает свою жену — Гутруну. Брунгильда дает торжественную клятву, что Зигфрид — ее муж, но все напрасно. И Брунгильда решает страшно отомстить. Она убеждает Хагена убить Зигфрида во время охоты копьем в спину — иначе герой неуязвим. Гунтер, колеблясь и подозревая друга в измене — ведь на руке Зигфрида кольцо Брунгильды — дает свое согласие: блеск сокровищ Зигфрида ослепил и его.

Отбившись от охотников, Зигфрид выходит на берег Рейна. Шаловливые русалки выплывают ему навстречу и просят отдать золотое кольцо. Зигфрид согласен. Но стоило лишь дочерям Рейна сказать, что вместе с кольцом он избавляется от смертельной опасности, как герой вновь надевает кольцо на палец: никто не смеет назвать его трусом. Оплакивая Зигфрида, русалки исчезают в волнах Рейна. Собираются охотники. Они просят Зигфрида рассказать о его приключениях и подвигах. Герой начинает рассказ о своем детстве в лесу, о карлике Миме, воспитавшем его, о драконе-великане, хранившем золотой клад, о вещей птичке, чей язык ему понятен, когда он отведал крови убитого им дракона — и вдруг останавливается: он не может вспомнить, что произошло после смерти Миме. Хаген незаметно подливает в его рог волшебный напиток и Зигфрид вспоминает все: и огненную скалу, и спящую валькирию, и свой поцелуй, разбудивший Брунгильду. Над лесом с зловещим карканьем пролетают два ворона. Зигфрид прислушивается к их крику, и в это время Хаген предательски поражает его в спину. Со словами любви к Брунгильде Зигфрид умирает.

А в замке Гибихунгов Гутруна предчувствует недоброе. Увидев траурное шествие с телом Зигфрида, она падает без чувств. Между братьями вспыхивает ссора из-за клада нибелунгов, и Хаген убивает Гунтера. Затем он наклоняется, чтобы снять с руки Зигфрида кольцо, но рука мертвого героя угрожающе подымается, и Хаген в ужасе отступает. Внезапно среди пораженных горем и страхом людей появляется спокойная и величавая Брунгильда. Она приказывает развести на берегу Рейна погребальный костер: золотое кольцо вернется на дно реки, и кончится проклятье Альбериха, а боги, допустившие столько преступлений, погибнут в очищающем огне. Костер разгорается, а Брунгильда в воинских доспехах на коне бросается в пламя. До самого неба вздымается огонь; в нем сгорает чертог богов — Валгалла. Хаген с отчаянным криком хватает кольцо, но волны заливают костер, и дочери Рейна со смехом увлекают Хагена на дно. Прекратились преступления на земле — мировая несправедливость искуплена смертью славнейшего из героев, и проклятое кольцо нибелунга вновь мирно покоится в глубинах Рейна.

М. Брюкнер. Эскиз декорации к опере Р. Вагнера "Гибель богов"

МУЗЫКА

В «Гибели богов» господствует мрачный, трагический колорит, здесь преобладают образы зла. Герои лишены своей воли и становятся орудием темных сил. Большое внимание уделено раскрытию внутренней психологической борьбы, характеристики героев даются в острых столкновениях, важную роль играют ансамбли.

Пролог состоит из двух контрастных сцен, разделенных оркестровой картиной. Ночному пророчеству норн присущи темные, сумрачные краски. Оркестровая картина рисует восход солнца. Она подводит к большому любовному дуэту Брунгильды и Зигфрида, проникнутому ликующим чувством. Завершает пролог симфоническая картина — «Путешествие Зигфрида по Рейну», также светлая по колориту: звонко звучит вдали рог Зигфрида, радостен прощальный привет Брунгильды, весело плещут волны Рейна, в них резвятся русалки.

Резким контрастом начинается первый акт. Тревожная первая сцена — беседа Гунтера, Хагена и Гутруны — прерывается радостной фанфарой, возвещающей прибытие Зигфрида, но в момент его встречи с Хагеном звучит зловещий мотив проклятья, неоднократно повторяющийся в драматических эпизодах оперы. Центр этой сцены — клятва побратимства Зигфрида и Гунтера («Жизни цветущей свежую кровь пролил я в это питье») с энергичной, волевой и суровой мелодией. Завершает первую картину грозная и ироническая «Сторожевая песня» Хагена.

Волнение и беспокойство царят во второй картине, состоящей из двух диалогических сцен. В первой основное место занимает рассказ валькирии Вальтрауты о близком конце богов; вторая сцена рисует борьбу Брунгильды с Зигфридом, явившимся в образе Гунтера.

Второй акт насыщен драматическими событиями. Он начинается призрачной ночной сценой нибелунга Альбериха с Хагеном «Спишь ли, Хаген, мой сын». Контрастен небольшой светлый эпизод Зигфрида и Гутруны. Жутким весельем проникнут диалог Хагена с вассалами — его открывает мрачное звучание воловьего рога. Сцена свадьбы — кульминация оперы. Трижды повторяется беззаботный свадебный напев в оркестре, оттеняя трагические ансамбли. В центре первого из них — клятва на копье: жесткая угловатая мелодия «Ты, священное оружье, будь мне свидетелем клятвы» звучит вначале у Зигфрида, затем, более взволнованно, у Брунгильды. Второй ансамбль — терцет мести: в нем сочетаются глубокое горе Брунгильды, коварная решимость Хагена, отчаяние подавленного стыдом Гунтера.

Третий акт распадается на две противоположные по настроению картины: светлую, безмятежную — на лоне природы и мрачную, гнетущую — в замке Гибихунгов. Оркестровое вступление строится на красочной перекличке рогов за сценой: звонкой фанфаре рога Зигфрида отвечает зловещий воловий рог Хагена. Затем возникает картина спокойно текущего Рейна и веселых русалочьих игр (терцет дочерей Рейна напоминает первую сцену «Золота Рейна»). Светлое настроение царит и в диалоге русалок с Зигфридом; его обрамляет звонкая фанфара рога Зигфрида. Центральное место занимает большой рассказ героя о своем детстве «Миме, карлик, старый ворчун». Здесь сменяются разнохарактерные эпизоды, пронизанные ощущением радости жизни: первый сопровождается ритмом ковки, во втором возникает «шелест леса» и пение птички, в следующем слышится сверкание пламени. Рассказ прерывается предательским ударом Хагена — грозно звучит мотив проклятья. Вторая часть рассказа — просветленное лирическое воспоминание о Брунгильде. Завершает первую картину «Траурный марш на смерть Зигфрида» — величественная эпитафия герою. В этой мощной симфонической фреске чередуются темы предшествующих опер: композитор воскрешает прошлое, напоминая о славных подвигах, о великой любви Зигмунда и Зиглинды, Зигфрида и Брунгильды.

Вторая картина начинается сценой трагических предчувствий Гутруны. Завершает ее обширный монолог Брунгильды; богатство настроений при общем возвышенном, торжественном тоне, приподнятая декламация, большая внутренняя сила придают ему подлинное величие. Обрамляет монолог героический эпизод, связанный с образом сверкающего огня; лирические воспоминания о Зигфриде «Как солнце светит свет мне его» сменяются патетическим обвинением Вотана «О вы, хранители вечные клятвы». Оркестровое заключение тетралогии живописует мерное течение Рейна; возникают величавые аккорды гибнущей Валгаллы и, как луч надежды на иное, светлое будущее, звучит экстатическая музыкальная тема, когда-то возвестившая о рождении Зигфрида.

Комментировать

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.