Главная страница > Римский-Корсаков Н. > ЗОЛОТОЙ ПЕТУШОК

ЗОЛОТОЙ ПЕТУШОК



Небылица в лицах, опера в трех актах (с введением и заключением)

 Либретто В. И. Бельского по сказке А. С. Пушкина

 Действующие лица:

Царь Додон бас
Царевич Гвидон тенор
Царевич Афрон баритон
Воевода Полкан бас
Ключница Амелфа контральто
Звездочет тенор-альтино
Шемаханская царица сопрано
Золотой петушок сопрано
 

Действие происходит в Тридесятом царстве.

 

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

В октябре 1906 года в записных книжках Н. А. Римского-Корсакова появились первые музыкальные эскизы к опере «Золотой петушок». Тогда же он сообщил о своем замысле другу — либреттисту В. И. Бельскому (1866—1946). Работа велась очень интенсивно (ненадолго прервалась из-за поездки в Париж). Партитура была закончена в августе 1907 года.

«Золотой петушок» — последняя, пятнадцатая опера Римского-Корсакова, созданная им за год до смерти. Интерес к сказочным сюжетам сопутствовал композитору на всем его творческом пути. Однако в последние годы он все более насыщал их современным звучанием, все последовательнее обличал монархическую власть. Уже в «Салтане» показан вздорный, смешной и неумный царь. Позже «Кащей Бессмертный» приобретает зловещую окраску, становится символом той мрачной силы, которая губит все живое, устремленное к свободе — недаром в 1905 году исполнение этой оперы вылилось в политическую демонстрацию. И, наконец, «Золотой петушок» прозвучал как откровенная сатира на русское самодержавие. Композитор не скрывал такого замысла. В письме к своему ученику, М. О. Штейнбергу, он писал: «Царя Додона хочу осрамить окончательно». А эпиграфом к опере избрал слова из своей «Майской ночи»: «Славная песня, сват! Жаль только, что Голову в ней поминают не совсем благопристойными словами».

В основу оперы положена одноименная стихотворная сказка Пушкина (1834). По указанию композитора либреттист смело развил ее политические мотивы, придал современную направленность и тем самым усилил сатирическое звучание произведения. Воспользовавшись пушкинским текстом, Бельский дополнил его большими сценами, рельефно обрисовал действующих лиц оперы. Так, например, он ввел новый персонаж — ключницу Амелфу, которая занята домашними делами царя, тогда как Полкан — его сторожевой пес — делами государственными. Кстати, имени Полкана нет у Пушкина — он называется Воеводой, и речь его ограничивается произнесением только нескольких фраз. И сыновья Додона — Гвидон и Афрон — лишь упомянуты поэтом. Все эти добавления сделаны Бельским талантливо, в духе Пушкина. Свободно развит в опере и образ Шемаханской царицы или, иначе говоря, дополнено все содержание второго акта. Это — сложный фантастический образ. Жестокость царицы — не просто черта ее характера. Авторы оперы стремились не только к тому, чтобы показать соблазны чувственной красоты: самодержавная власть еще сильнее посрамляется при участии царицы. Более того — она с помощью Звездочета карает смертью Додона.

Опера получилась по-настоящему современной: в ней говорится о том, как прогнила царская власть, творящая преступления, нарушающая свои обещания, раздираемая внутренними противоречиями. Эти политические намеки не прошли мимо цензуры. Для тяжело больного композитора начались мытарства, вероятно ускорившие его кончину. Но на все требования сделать купюры, искажающие идейное содержание оперы, Римский-Корсаков отвечал отказом. «Итак, — с горечью писал он, — «Петушок» в России пойти не может. Изменять что-либо я не намерен». Борьба с цензурой продолжалась, запрет на оперу наложил даже сам московский генерал-губернатор. И тем не менее, уже после смерти композитора, премьера «Петушка» состоялась. 14 сентября 1909 года в Москве, в театре С.  И.  Зимина опера была тепло встречена публикой.

СЮЖЕТ

На сцене — загадочный старец в причудливом одеянии, Это Звездочет. Он предупреждает зрителей: «Здесь пред вами старой сказки оживут смешные маски. Сказка ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок».

…Тревожно в царстве Додона; нет ему покоя от внешнего врага. Снова и снова созывает он заседание думы. Восседая на троне среди степенных бояр, Додон обращается за помощью к царевичам-сыновьям — Гвидону, Афрону; рядом с ним — грубый, но не лишенный здравого смысла, воевода Полкан — правая рука царя. Устал Додон от ратных дел, кто же даст ему мудрый совет? Самоуверенно выступает Гвидон. Он всю ночь думал о делах государства и вот что решил: «Уберем же рать с границы и поставим вкруг столицы». Ничего, что враг разорит всю страну — главное, чтобы царь Додон и его приближенные могли спокойно жить. Все в восторге, славят ум Гвидона. Недоволен лишь Полкан. Его беспокоит близость вражеской рати: а что если ей вздумается обстрелять город и дать залп по царскому терему? Тогда с советом выступает младший, любимый сын Додона — Афрон. Распустить надо доблестное войско, а за месяц перед нападением соседа собрать его вновь и принять бой. Все в восторге, славят ум Афрона. И опять Полкан нарушает общее славословие. А как быть, если враг не предупредит за месяц, что он идет с войной? Бояре возмущены и готовы заподозрить Полкана в измене. Уже хотят бить и вязать воеводу, но царь останавливает бояр, спрашивая их совета. Однако они не имеют своего мнения. «Дурачье», — ругает бояр Додон. «Точно так», — соглашаются они. Есть еще один путь — гаданье на бобах или на квасной гуще. Спор бояр прерывает появившийся старец Звездочет. Непривычен его наряд — белая высокая шапка, одежда расшита золотыми звездами. Волшебник надумал подарить Додону Золотого петушка. Если в стране будет спокойно, Петушок возвестит: «Ки-ри-ку-ку! Царствуй, лежа на боку!» А в случае вражеского нападения он прокричит: «Ки-ри-ку-ку! Берегись, будь начеку!» Счастье Додона безмерно. Он торжественно обещает Звездочету выполнить его первую волю как свою. Теперь, когда править государством можно при помощи Петушка, Додон спокоен. Весеннее солнышко располагает ко сну. «Батюшка, да хочешь в спальню всю столицу превратим», — говорит царю его ключница Амелфа. Она убаюкивает Додона, а следом за ним засыпает и стража, и сама Амелфа. Царю снится вещий сон: его манит чудная красавица. Вдруг сонный покой нарушает тревожный крик Петушка: «Ки-ри-ку-ку! Берегись, будь начеку!» Народ в страхе. Прибежавший Полкан будит Додона. Царь сзывает сыновей на ратный подвиг. Нехотя отправляются царевичи воевать. Снова покой воцаряется в столице. Мирно звучит петушиный клич. Опять засыпает Додон. Но недолго длится сладкий сон. Новый тревожный крик Петушка рождает еще большее смятение. Теперь в поход надо идти самому царю. Не под силу воевать старому Додону: «Латы стали тесноваты, а заветный меч стал тяжел для царских плеч». К концу подходят сборы царя: «Конь-то смирен?» — спрашивает Додон. «Как корова», — успокаивают его. «Нам и надобно такого». Народ славит царя и советует ему: «Ты себя-то соблюди, стой все время позади».

Ночь. Мрачное ущелье. Сюда с опаской спускается Додоново войско. Стая хищных птиц вьется над трупами убитых царевичей. Додон оплакивает детей, вонзивших мечи друг в друга. Полкан призывает отомстить за жестокое убийство. Но кому? Наступает рассвет. Вырисовываются очертания роскошного шатра. Вот где укрылся враг. Пушкари, дрожа от страха, по приказу Полкана наводят пушки на шатер. Медленно распахиваются его створки. И «доблестная» рать пускается в бегство. Только Додон и Полкан замерли в ожидании. Из шатра выходит чудная красавица, та самая, что приснилась царю. Она называет себя Шемаханской царицей и объявляет, что собирается завоевать город Додона. Царица «одной красотой всех склоняет пред собой». Обольщает восточная красавица и Додона. Рабыни подносят ему чашу с вином, а она поет прекрасные песни и танцует. Додон на все готов для царицы. Чтоб развеять ее грусть, он, повязав голову платочком, пускается в шутовской пляс и, наконец, предлагает ей выйти за него замуж и ехать домой. «Что ж там делать нам с тобой?» — издевательски спрашивает красавица. «Как что делать? Сласти кушать, отдыхать да сказки слушать». Додон с невестой возвращается в столицу.

С нетерпением и страхом ожидает народ возвращения царя. Почему молчит Петушок? Что случилось? Народ молит Амелфу рассказать правду. Ключница выдумывает сказки о подвигах Додона и сообщает, что царь едет не один, а с девицей, которая станет царицей, Гвидон же и Афрон погибли злою смертью. В заключение, чтобы поддержать страх перед царем, Амелфа добавляет: «Будет баня и про вас». Люди соглашаются: «Ваши мы. Душа и тело». Приближается торжественное шествие царя Додона и Шемаханской царицы. Причудлива свита невесты. Кого только нет здесь: и великаны, и карлики, и одноглазые страшные циклопы, и рабыни, и арапчата. Заключает шествие карета царя и царицы,» которых радостно приветствует раболепный народ. Но веселье нарушает неожиданно появившийся Звездочет. Он решительно пробирается к золотой колеснице и напоминает Додону о его царском слове. Ведь обещал Додон за редкий подарок — Золотого петушка — исполнить все, что пожелает Звездочет. И вот время приспело. Волшебник, не сводя взора с красавицы, просит отдать ему Шемаханскую царицу. Та же зло хохочет. Додон пытается отговорить старика, все напрасно: Звездочет надумал жениться. Додон готов уже отдать ему полцарства. Но не нужна Додонова страна Звездочету, только девицу требует он. Тогда в ярости царь ударяет жезлом по лбу Звездочета и убивает его. Солнце спряталось за тучи, загремел гром. Вся столица содрогнулась, только Шемаханской царице все нипочем — смеется она. А Додон в страхе: как бы не было беды, ведь убийство свершилось перед самой свадьбой. И точно: Петушок покружился над Додоном и клюнул его; тот упал замертво. Раздались страшные раскаты грома, небо заволокло тучами, наступила полная тьма. Как только снова просветлело, обнаружилось исчезновение Петушка и царицы. Народ тоскливо оплакивает Додона.

Появившийся Звездочет объявляет зрителям: кровавая развязка не должна их волновать. Только он да царица «были здесь живые лица, остальные — бред, мечта, призрак бледный, пустота».

МУЗЫКА

«Золотой петушок» являет собой редкий в мировой классике пример сатирической оперы. В соответствии со своим замыслом композитор показал здесь два мира. Остро шаржированно охарактеризованы царь и его свита. Пародией на героику звучат высказывания Додона, лающей речью охарактеризован воевода Полкан, причетом — ключница Амелфа. В противовес им образы и загадочного мудреца Звездочета и жестоко-обольстительной Шемаханской царицы окутаны фантастикой. Вместе с тем музыкальный язык оперы глубоко национален: в нем отражены самобытные особенности русской песенности и бытовых жанров.

Краткое оркестровое вступление открывается задорным кличем Петушка. Призывная музыка сменяется восточной мелодией, прихотливо изысканной, исполненной любовного томления. А прозрачный звон колокольчиков уведомляет о выходе Звездочета.

В первом акте обрисовано Додоново царство: торжественный глуповато-примитивный марш становится его характеристикой. Переломный момент ознаменован появлением Звездочета. Восточный рисунок мелодии сближает его с Шемаханской царицей — фантастические образы будто связаны невидимыми нитями. Петушок наделен двумя кличами — спокойным, возвещающим о благополучии в стране Додона, и тревожным, предупреждающим о грозящей опасности. Народного склада напевы свойственны ключнице Амелфе. Сон Додона основан на плавном баюкающем повторении, «спокойного» призыва Петушка: «Ки-ри-ку-ку! Царствуй, лежа на боку!» Восточные мотивы вносят новый момент — царю приснилась Шемаханская царица. На развитии «тревожного» клича Петушка строится сцена смятения и страха. После ухода царевичей на войну вновь возвращается мирный напев Петушка, и в музыке сна еще рельефнее вырисовывается обольстительный облик восточной красавицы. Новый тревожный клич Петушка предваряет сцену военных сборов самого Додона. Все завершает марш.

Музыка второго акта рисует зловещую картину ущелья, где лежат убитые сыновья Додона. Изменился и облик марша — ранее ухарский, победный, он звучит теперь неуверенно, робко. При оплакивании сыновей вновь воскрешаются комически-скорбные, причитающие интонации. Напевы Шемаханской царицы предвосхищают ее появление. Ария «Ответь мне, зоркое светило» — характеристика томной восточной красавицы; ее прозрачная, светлая музыка относится к лучшим страницам оперы. Чарующий облик царицы раскрывается во второй арии: «Сброшу чопорные ткани». В ответ Додон запевает свою любовную песнь «Буду век тебя любить, постараюсь не забыть» (на мотив «Чижика»). Он голосит ее во всю мочь, что производит очень комичное впечатление. Контрастом служит ария воспоминаний царицы «Как доедешь до Востока, там и есть моя страна», мелодии которой завораживают чудесной, словно парящей красотой. Новый обличительный эпизод, по сатирическому блеску не знающий себе равных в русской оперной классике, это пляс Додона. Акт заключается славлением жениха, радостными кличами воинства.

Таинственно-настороженная музыка оркестрового вступления к третьему акту прерывается грозным кличем Петушка. В мольбе народа далее разрабатывается петушиный призыв. Широко развито в оркестре шествие царя Додона и Шемаханской царицы; оно становится центром акта; гремит разудалый марш Додона, тогда как прихотливые восточные напевы характеризуют необычную свиту царицы; под конец объединяются лейтмотивы Додона и царицы в одновременном звучании. И как в первом акте, — переломный момент наступает с появлением Звездочета. В его арии «Подари ты мне девицу, Шемаханскую царицу» снова возникает фантастический колорит. Когда же совершается убийство Звездочета, повторяется зловещая музыка оркестрового вступления. Предрекая кровавую развязку, злобно кричит Петушок: «Ки-ри-ку-ку! В темя клюну старику». После расправы над Додоном следует краткий оркестровый эпизод, живописующий разбушевавшуюся грозу. Заключительный хор народа — плач забитых людей; в его мелодии своеобразно преломлен Додонов марш.

Заключение, характеризующее Звездочета, вместе с прологом обрамляет оперу. Последний раз слышится клич Петушка, которому противостоит лейтмотив царя Додона.

Комментировать

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.